Использование остеотропных (остеопластических, биосовместимых, кальцийфосфатных) материалов в стоматологии (в комплексном лечении заболеваний пародонта).

Для заполнения костных полостей, образованных в результате операций цистэктомии, секвестрэктомии, удаления зубов, восстановления или наращивания альвеолярной кости и др. используют целый ряд остеотропных материалов, действие которых направлено на оптимизацию репаративных процессов в костной ткани. Лучший эффект достигается при наличии в этих материалах фосфатов кальция, которые могут быть как биологического так и синтетического происхождения .

Статьи о применении материалов на основе фосфатов кальция для репарации костной ткани появились еще в 20-е годы, с тех пор их количество растет с каждым годом. Во многих научно-исследовательских центрах мира подробно изучаются физико-химические и биологические свойства кальцийфосфатной керамики и композитов на ее основе in vitro и in vivo и при этом существует множество противоречивых мнений по ее свойствам и применению.

Постоянно ведутся споры по вопросам: может ли синтетический фосфат кальция заменить биологичекий, должен ли имплантироваться в костные дефекты чистый гидроксилапатит (ГАП), чистый трикальцийфосфат (ТКФ) или композиты на их основе; необходимо ли создавать дефектность в структуре ГАП, и какую; необходимо ли вводить примеси, и какие именно; какая необходима дисперсность порошка и структура пор в гранулах и керамике в каждом конкретном клиническом случае, какая должна быть степень кристалличности материала; какие должны быть сроки резорбции имплантируемого материала и др. По всем этим вопросам проведено множество исследований, что дало возможность на 3-ей Международной конференции имплантологов в 1996 году назвать синтетический гидроксилапатит “лучшим медицинским материалом всех времен, придуманным для остеозамещения” (проф. С.Кауфман) .

К остеотропным материалам биологического происхождения относятся: аутогенная, аллогенная, ксеногенная кость, формализованная костная ткань. К синтетическим материалам относятся материалы из кальцийфосфатной керамики: гидроксилапатит, b-трикальцийфосфат и композиции на их основе. Наличие дефектов, существующих в природном апатите, возможно, играет важную структурную и метаболичную роль. К сожалению, их назначение изучено недостаточно, и не всегда ясно, какую роль они играют в обменных процессах, но моделировать подобные дефекты в искусственном ГАП возможно и, учитывая их роль, можно более эффективно использовать синтетический ГАП в каждом конкретном клиническом случае.

В Украине остеотропные материалы на основе синтетических фосфатов кальция (СФК) изучаются в течение 20 лет. Изменение параметров синтеза позволяет получать остеотропные материалы с разной морфологией частиц, различного фазового состава, степени кристалличности, дефектности. Есть опыт применения керамического гидроксилапатита, трикальцийфосфата, их композиций, материалов с введенными в структуру ионов серебра в стоматологии и челюстно-лицевой хирургии. Изучено влияние морфологии частиц, пористости, дисперсности гранул, а также фазового и химического составов на репаративные процессы в костной ткани. Проведены токсикологические, морфологические и гистологические исследования произведеных материалов. Изделия из кальцийфосфатной керамики могут быть в виде тонкодисперсного порошка, гранул различной дисперсности, керамических пористых клиньев, пористых и плотных цилиндров, блоков и индивидуальных изделий различной формы.

Гисто-морфологические исследования остеотропных материалов проводили в ИТО АМН Украины, ХНИИОТ, Луганском медуниверситете. Исследовались участки костной и хрящевой ткани, окружающей керамику, а также ткани на расстоянии от имплантатов. Проведенный электронно-микроскопический анализ участков ткани, прилежащей непосредственно к керамическим фрагментам в ранние сроки, и СФК показал, что в зоне имплантации преобладающими клетками были крупные остеобласты и остеоциты. Фрагменты керамики окружались остеогенной тканью, перемежающейся с новообразованной костной тканью. Костные трабекулы формировались непосредственно на поверхности керамики и через 6 и 12 месяцев в зоне имплантации выявлялись мелкие немногочисленные фрагменты керамики, которые были спаяны с новообразованными костными трабекулами. В материнской кости на расстоянии от места имплантации отмечены реактивные преобразования лишь в ранние сроки. Через 3 ¸ 12 месяцев в ней не было обнаружено изменений. Значительное уменьшение объема СФК свидетельствовало о его активной деградации. Биохимическое исследование с целью выявления влияния СФК на минеральный обмен, а также влияния на общий соматический статус животных, показали, что длительное нахождение СФК в организме не приводит к существенным изменениям метаболического статуса экспериментальных животных.

В клинике СФК использовался в черепно-челюстно-лицевой хирургии, в стоматологии и в ортопедии. В черепно-челюстно-лицевой хирургии СФК использовался для контурной пластики и замещения операционных и травматических дефектов при переломах нижней челюсти, поражении больших участков нижней челюсти (удаление более 1/3). Отмечено спокойное течение послеоперационного периода, без воспалительной реакции мягких тканей, интеграция СФК с костной тканью без фиброзной прослойки, полноценная регенерация костной ткани. При переломах нижней челюсти отмечалось более гладкое течение консолидации переломов нижней челюсти. К 15-17 суткам наблюдалось исчезновение очагов остеопороза, выравнивание контуров костных фрагментов.

В стоматологии проведено более 300 операций. Положительный эффект наблюдался почти во всех случаях, за редким исключением, вызванным погрешностью в технике операций или повышенной чувствительностью пациента к оперативному вмешательству. СФК использовался для заполнения патологических корневых каналов с выведением материала за верхушку зуба и дефектов периапикальных очагов одонтогенной инфекции (гранулемы, кисты) при одновременном сохранении причинных зубов. Наибольшее распространение в практике лечения такого рода заболеваний получила операция резекции верхушки корня зуба. Положительный эффект заключался в упрощении способа лечения гранулирующего периодонтита и предупреждении возникновения одонтогенного остеомиелита, гранулем, кист. С целью снижения резорбции альвеолярного отростка СФК применялся также для заполнения лунок после удаления ретенированных и дистопированных зубов. Особую актуальность получили операции по заполнению пародонтальных карманов при пародонтите. До использования ГАП при лечении пародонта, несмотря на различные модификации и дополнения, сами по себе хирургические вмешательства на пародонте не создавали достаточных условий для эффективного купирования патологических процессов и восстановления утраченных костных структур альвеолярного отростка. Остеотропные свойства СФК и способность поддерживать регенерацию соединительной ткани, обусловили быструю интеграцию имплантата в систему пародонта и способствовали восстановлению тканей пародонта. При введении керамического имплантата из СФК в костную полость примерно через 10 недель ткань, прилежащая к введенному керамическому материалу, восстанавливается, и его уже нельзя удалить из костного кармана. Через 3 месяца имплантат уже нельзя четко отличить от естественных местных структур с помощью рентгенографических исследований. Лечение пародонтита с помощью СФК позволяет при тяжелой степени пародонтита сохранить зубы, которые при традиционном подходе обычно удаляются, а также увеличить продолжительность ремиссии . Несколько операций было сделано по восстановлению альвеолярного отростка при его атрофии, в двух случаях при перфорации гайморовой пазухи. Через 6 месяцев после имплантации отмечалось уменьшение атрофии альвеолярного отростка и исправление костного дефекта за счет имплантируемого материала. Результаты подтверждены рентгенологически. Больше всего операций было сделано по заполнению костных дефектов после таких операций как цистэктомия и секвестрэктомия, объем полостей более 20 см3. Во всех случаях удалось сохранить зубы, корни которых находились в полости.

Таким образом, рациональное использование препаратов из СФК позволяет значительно повысить эффективность существующих методов лечения. Но в то же время, при существующем обилии форм и видов пластических материалов на основе ГАП, для каждого из них должны быть определены четкие показания, основанные на данных о биологических эффектах, возникающих в области имплантации этих материалов в костную ткань животных или человека.

BIOMIN © 2018
Компания РАМ I
.